Расцвет и упадок «Шелкового пути». Часть вторая: Упадок

Во второй части расследования по делу онлайн-наркоимперии «Шелковый путь» мы встречаемся с известными персонажами, знакомимся с новыми и становимся свидетелями драматической развязки и неожиданных поворотов событий.

(Читать Первая часть: Расцвет)

шелковыйпуть

Дата-центр

Спуск поражал воображение. Крис Тарбелл, спецагент из нью-йоркского офиса ФБР, сидел у окна и смотрел на зеленоватое пятно в синем океане, пока оно не превратилось в Исландию. Снижаясь в международном аэропорту Кефлавик, он теперь мог рассмотреть город Рейкьявик и чуть в стороне от него, на поросшем мхом лавовом поле — массивные белые коробки зданий Центра сбора и обработки данных «Thor». Именно ради него Тарбелл и два прокурора проделали весь этот путь. Где-то здесь находился компьютер с тем IP-адресом, который принадлежал серверу обширной наркоимперии «Шелкового пути».

Над этим делом уже несколько месяцев бились федералы по всей стране, охотясь на Ужасного пирата Робертса, мистического владельца «Шелкового пути», онлайн-магазина с широким ассортиментом запрещенных товаров и услуг, наподобие Amazon, только анонимного. Расследование вели Министерство внутренней безопасности, Секретная служба, а также Управление по борьбе с наркотиками, чей агент Карл Форс внедрился на сайт как наркоторговец.

Тарбелл и его команда, известная как «киберотряд 2» («К2» или «двойка», для краткости), были в этом деле относительными новичками. Другие агентства не воспринимали этот отряд из ФБР всерьез, отчасти из-за грызни между ведомствами, отчасти оттого, что обычные агенты уважали лишь стволы, порох и силу, а не ботанов-задротов. Но именно последним удалось найти первую многообещающую зацепку в этом деле.

Агенты из отдела по борьбе с киберпреступностью почти все время проводившие за компьютером, радовались выезду «в поле». Они любовались скалистой Исландией, вытолкнутой из воды вулканами. Где-то на глубине океана лежит массивная сеть кабелей, делающая страну важным хабом веб-трафика благодаря ее практически серединному положению между Европой и Северной Америкой, а также климату, снизившему расходы на охлаждение.

Приземлившись в Рейкьявике, Тарбелл и прокуроры встретились со своими местными коллегами и объяснили цель своего визита. «Шелковый путь» почти три года скрывался от закона из-за Тора, своего рода криптографического камуфляжа, скрывавшего пользователей, продавцов и сервера сайта. Пока Тарбелл не совершил случайную находку.

Удача улыбнулась ему после поста на Реддит, где пользователь опубликовал предупреждение, что IP-адрес «Шелкового пути» «протекает» и может быть видим другим компьютерам. Ужасный пират Робертс (или УПР, как его часто звали) знал об этом, но проигнорировал предупреждение. Успех сайта притупил его осторожность, УПР хвастался своему окружению, что сайт невозможно обнаружить.

Тарбелл направил трафик на «Шелковый путь» в надежде увидеть «протечку». Он вводил липовые юзернеймы и пароли, вбивал данные в формы, анализируя при этом трафик и собирая IP-адреса, поступавшие от сайта. А затем тестировал эти адреса, пока 5 июня не скопировал один из них в браузер и не увидел капчу «Шелкового пути». Именно этого ждал его отряд, неправильную конфигурацию сайта, раскрывающую настоящий IP-адрес «Шелкового пути», который и привел их в Исландию.

Исландские власти выразили понимание и переговоры заняли не более часа, после чего наряд исландской полиции отправился в Центр сбора и обработки данных «Thor».

thor
Thor Data Center

Сверкающий стеклом Центр был похож на здание из будущего. В бывшем самолетном ангаре находился огромный контейнер, ярко-синий, с блестящими серебряными лентами, с мигающими серверами. Тремя рядами поднимались они с пола до самого потолка. Воздух холодили тысячи вентиляторов, снабжаемых энергией из подземных вулканов. Исландские власти нашли искомую коробку и обнаружили в ней резервный жесткий диск, дублирующий содержимое основного. Они вынули копию, вернулись в Рейкьявик и вручили ее Тарбеллу. «Шелковый путь» был в его руках.

Объем проводимых на сайте операций поражал даже с первого взгляда — например, 21 июля через аккаунт УПР прошло 3237 переводов на 19459 долларов, что делало бы годовой доход УПР равным более 7 миллионов долларов. В Центре также хранились записи за последние полгода, так что они могли отследить любой компьютер, взаимодействовавший с этим сервером. Для расследования это был подарок с небес.

По возвращению в Нью-Йорк Тарбелл начал распутывать ниточки, ведущие от исландского сервера к компьютерам. Они изучили трафик с порта 22, там где логинятся администраторы, и обнаружили несколько незашифрованных IP: бэкап возле Филадельфии, хостинг прокси-сервер во Франции и VPN в Румынии.

У себя на стене Тарбелл повесил лист бумаги и нарисовал классическую визуализацию расследования, только здесь был не обычный главарь банды в окружении своих подчиненных, а исландский сервер и сеть его компьютеров.

Визуализация помогала Тарбеллу, ему нравилось наблюдать взаимосвязи. Одна из таких взаимосвязей вела к IP-адресу, с которого в последний раз заходили на «Шелковый путь». Тарбелл нарисовал вопросительный знак возле адреса: кафе «Луна», Сакраменто Стрит, Сан-Франциско.

Расцвет и упадок Шелкового пути
Иллюстрации Tomer Hanuka / WIRED

Джошуа Терри

Когда агенты Министерства внутренней безопасности объявились на пороге дома Росса Ульбрихта в Сан-Франциско, его соседи по дому были удивлены. Они думали, что тихий парень из Техаса, снявший комнату за тысячу баксов, был Джошуа Терри. Это заинтересовало агентов, поскольку имени Джошуа Терри не было среди девяти других имен, которые они обнаружили в кипе поддельных удостоверений личности. Липовые документы всплыли на канадской границе, со всех них улыбался Росс Ульбрихт, а адрес вел именно сюда.

Росс переехал сюда из своего родного Остина. Он с детства был смышленым парнем с авантюристской жилкой. Росс был красив, очарователен, изучал физику и получал стипендию. Но он забросил лабораторную жизнь ученого ради воплощения своей идеи, которая объединила его страсть к технике, дух предпринимательства и философию либертарианства — ради «Шелкового пути». И теперь он переехал на запад, в мекку стартапов, держа свою страсть в секрете.

Росс совсем недавно переехал в этот маленький семейный райончик с мамами и колясками. Его соседи думали, что парень по имени Джош, которого они нашли по объявлению на Craigslist, был трейдером. Было немного странно, что у него не было сотового телефона, что он расплачивался наличкой и всегда висел на компьютере. Ни друзья, ни семья не догадывались, что у Росса было секретное альтер эго: онлайн его звали Ужасный пират Робертс. Они не подозревали и о том, что этот молодой человек, начинавший с черного рынка наркотиков, стал лидером криминальной организации, безжалостным управляющим, решившим убить своего сотрудника не только за кражу, но и в защиту своих политических интересов.

Если Росс и нервничал, когда его допрашивали агенты Министерства внутренней безопасности, то не показывал этого. Он не рассказал, что купил множество поддельных удостоверений личности, чтобы скрывать аренду дополнительных серверов для ширящихся масштабов «Шелкового пути». Удостоверения были высококачественной подделкой, со всеми голограммами и прочим, жаль, что они оказались в руках агентов, пришедших к нему на порог. Росс вел себя с ними вежливо и знал, что может отказаться отвечать на любые вопросы.

Перед как попрощаться с агентами, Росс невзначай сообщил, что «гипотетически» любой мог отправить ему наркотики или поддельные документы с помощью сайта «Шелковый путь». Агенты отметили это странное высказывание, но они пришли к нему не из-за этого. Забрав подделки, они ушли.

Ulbricht-Fake-IDs
Поддельные документы Росса Ульбрихта

Этот визит напугал Росса и вскоре он переехал в другой район, по соседству с Глен-парком, на этот раз под своим настоящим именем. Благодаря своей харизме и легкости в общении, он сразу понравился новому соседу Алексу.

И, как заметил Алекс, Росс обладал потрясающей способностью к сосредоточению. Он не прокрастинировал, зависнув на видео с котятами, не курил и не пил, лишь иногда играл на своем западно-африканском барабане «джембе», одной из немногих вещей, что он обладал. Никогда не приводил друзей и не имел никаких сувенирных безделушек. Один из квартирантов сказал Алексу: «Иногда мне кажется, что Росс прячется от кого-то».

И все же, они не могли даже подумать, что Росс, этот парень, снимающий вместе с ними скромное жилище, дружелюбно обнимающийся, любящий ходить с голым торсом, сидящий с ноутбуком на дешевом диване с гаражной распродажи, управляет криминальной империей.

Непростые мысли

«Деньги — это власть, — писал УПР верным пользователям «Шелкового пути», — и благодаря им вскоре произойдут перемены, которых я жду». К этому моменту УПР уже был мультимиллионером, но эти средства, как он объяснял своим последователям, были предназначены для революции. Ведь свободе требуется финансирование.

УПР основал «Шелковый путь» как цифровое воплощение либертарианского идеала: свободный рынок для каждого, кто не посягает на свободу другого. Для УПР и его растущего сообщества «Шелковый путь» был не просто контрабандитизмом, он был движением. По мере роста «Шелкового пути», речи УПР становились все напыщеннее. Он писал, что «каждая транзакция — победа над вороватым, кровавым государством». То, что начиналось как вера в свободу выбора, стало звучать как революционная догма.

Все это требовало амбициозного бизнес-плана. УПР хотел расширить свой свободолюбивый бренд до империи, включающей в себя рынок обмена биткоинов, кредитный кооператив и зашифрованный мессенджер. Опьяненный быстрым успехом, УПР делился своим энтузиазмом с официальным миром стартапов. Однажды он оценил «Шелковый путь» в 1 миллиард долларов, теперь же, как он рассказал репортеру в интервью через зашифрованный чат, «Шелковый путь» стоил цифры в 10 нолей, а может, и все 11.

Однако, за кулисами Росс постоянно испытывал кризис. Были проблемы технического и управленческого плана, рынок быстро менялся, биткоин был очень волатилен, а на сайте процветали мошенники. И хотя «Шелковый путь» приносил все больше денег, росла и его стоимость обслуживания. Росс чувствовал себя в осаде, окруженным врагами и записывал свои ощущения в дневник.

3 апреля 2013 года. Спамеры и мошенники набирают силу. Ограничил количество знаков в имени пользователя и заблокировал им текущие аккаунты.

Еще одной проблемой был шантаж. Хакеры выяснили, как запускать DDOS-атаки на сайт и УПР был вынужден платить за «защиту» до 50 тысяч долларов в неделю. В мае 2013 года хакеры «уронили» сайт на целую неделю и пользователи гадали, не было ли это делом рук конкурентов. Atlantis, новый онлайн-рынок незаконных товаров, недавно запустил отличный ролик на YouTube и групповой чат, где один человек под ником «Хайзенберг» заявил, что Atlantis сделает с «Шелковым путем» то, что Facebook сделал с MySpace.

2 мая 2013 года. Атаки продолжаются, но от атакующих ни слова. Сайт работает, но иногда Тор «падает» и приходится делать перезапуск.

Рос и штат сотрудников УПР, хотя было трудно найти надежных людей. Batman73, дилер по имени Питер Нэш из Австралии, сидел на кокаине. Иниго вел на сайте книжный клуб, что УПР ценил, но он был парнем, живущим в лодке и курящим травку, а от такого не приходится ожидать дисциплинированности. Ужасному пирату Робертсу нравились надежные Libertas и Smed, оказывавшие быструю техническую поддержку.

3 мая 2013 года. Помог Smed-у отбить атаку. Сайт по большей степени офлайн. Я устал.

Бремя руководства начало тяготить УПР и его изменчивое настроение привело к появлению теорий, что за этим ником скрывается несколько людей. УПР поощрял подобные мысли. В интервью Forbes он сказал, что является преемником основателя «Шелкового пути». Ложь сработала. Завсегдатаи сайта стали развлекаться, пытаясь разгадать личности УПР и отслеживая, когда на сайте появляется тот или иной УПР.

«Ты занятой человек. Мне кажется, ты загонишь себя в могилу, — дал ему дружественный совет один из поставщиков под ником «Ноб». — Возьми отпуск». УПР думал, что Ноб — представитель картеля из Пуэрто-Рики по имени Эладио Гузман, но на самом деле, это был агент Управления по борьбе с наркотиками Карл Форс. Вот уже больше года Форс вел свою жизнь на сайте «Шелкового пути» под личиной Ноба, пытаясь приблизиться к УПР. Они стали доверять друг другу и проводили ночи напролет, разговаривая в чате.

УПР нанял Ноба для убийства своего сотрудника Кертиса Грина. Форс уговорил Грина разыграть свою смерть. Агент был удивлен, став свидетелем морального падения УПР, но он уже сталкивался с подобным и раньше, когда работал под прикрытием в молодости, он испытал соблазны, которые приходят вместе со второй личностью. Его секретная жизнь дилера-гуляки чуть не разрушила его главную жизнь, так что ему пришлось все бросить и вернуться в лоно церкви. Работа в «Шелковом пути» стала его первой с тех давних пор. Благодаря своему найму в качестве киллера, Форс смог повесить на УПР обвинение в заговоре с целью убийства и при этом укрепить с ним свои отношения. Ноб и УПР стали товарищами по оружию.

Теперь Ноб хотел сыграть на очевидной усталости УПР. «Тебе нужен план на случай непредвиденных обстоятельств», — писал Ноб. Форс надеялся, что нагнетание паранойи поможет ему инсценировать то, что УПР примет за отдушину, но окажется ловушкой Управления по борьбе с наркотиками.

УПР поделился своими страхами относительно правоохранительных мер, не подозревая, что беседует с агентом. УПР хотел верить своему другу. Ведь сам «Шелковый путь» был построен на системе доверия. Кроме того, УПР был одинок. «Из соображений безопасности мне не с кем поделиться своими мыслями, — писал УПР своему сообществу. — Спасибо, что слушаете».

26 мая 2013 года. Пытался перенести форум на конфигурацию multi .onion, но дважды допустил утечку IP.

УПР ослабил хватку в плане операционной безопасности. Его самообучение программированию также привело к появлению дыр в плаще-невидимке. И все же он говорил своим админам, что к ним не приведут никакие следы. Когда один пользователь написал ему, что хорошо бы знать точное физическое нахождение своих серверов, УПР лишь отмахнулся. Доброжелатель предупредил, что сервера можно легко скопировать. Не волнуйся, ответил УПР. Сервера в безопасности.

Frosty

Тем временем в Нью-Йорке Кирнан воссоздавал в лаборатории всю систему «Шелкового пути», после чего команда Тарбелла могла войти на сайт как суперпользователи, чтобы взглянуть на него глазами УПР, изучить механику, связи, структуру. Все волновались перед запуском и гадали, что же они увидят. Тарбелл сразу же оценил труды УПР по расширению и управлению сайтом под неимоверным давлением. «Кажется, он действительно заработал каждый свой цент», — подумал агент.

Сайт поразил киберотряд. Особенно тем, что УПР был программистом-любителем. Сервер был очевидной работой самоучки, его код был много раз переписан заново, что неотвратимо привело бы к раннему или позднему обнаружению сайта. Псевдо-код был полон комментариев, описывающих разнообразные технические эксперименты, которые проводились на сервере. Кирнан и Юм нашли личные сообщения, форумы, эскроу-аккаунт (откуда УПР каждую субботу отправлял себе свою долю) и главный биткоин-сервер со всеми транзакциями продавцов.

Много дней они провели в лаборатории, которую окрестили «Военной комнатой». Обстановка была похожа на непрерывную экзаменационную сессию — группа штурмовала материалы «Шелкового пути», тут же обедала, пока к полудню они не начинали сходить с ума. Тогда Тарбелл объявлял перерыв, пил воду и распевал «Afternoon Delight».

Пока Юм и Кирнан трудились над машинной частью, Тарбелл прочесывал 1400 страниц чат-логов, чтобы понять ход мыслей УПР. С разными людьми УПР вел себя по-разному, иногда заботливо и деловито, иногда ветрено и самовлюбленно. В конце концов, он пришел к признанию идеи убийства как необходимой бизнес-практики.

Перечитывая корреспонденцию УПР, Тарбелл нашел больше свидетельств найма киллеров, на этот раз в ответ на шантаж. Сценарий был сложным, но Тарбелл понял, что пользователь под ником FriendlyChemist вымогал деньги у УПР, а юзер Redandwhite, утверждавший, что является членом мотоклуба «Ангелы ада», взялся убить шантажиста, а затем и других. Разумеется, за солидную плату.

Screen-Shot-2014-09-05-at-5.40.24-PM
Росс Ульбрихт, он же Ужасный пират Робертс

Ужасный пират Робертс, 27 марта 2013, 23:38

Мне кажется, что FriendlyChemist стал помехой и я не буду против, если его казнят… У меня на него есть такая инфо:
Блейк Крокофф, Живет в квартире у Уайт Рок Бич, возраст: 34, провинция Британская Колумбия, женат, трое детей.

Будучи предпринимателем, УПР пригласил «Ангелов ада» стать поставщиками «Шелкового пути» и рекомендовал Redandwhite «почитать вики и форумы». Затем двое вернулись к обсуждению стоимости убийства. Киллеры, очевидно, получат комиссию, если цель задолжала денег. Если нужно оформить все в виде «несчастного случая», то тариф будет выше. «Убить и замести следы» обойдется в 300 тысяч долларов, включая транспортные расходы. УПР был в шоке, ведь за убийство Кертиса Грина он заплатил лишь 80 тысяч. Они начали торговаться.

Ужасный пират Робертс, 31 марта 2013, 8:59
Не хотелось бы жаловаться, но цена мне кажется слишком высокой. Недавно для меня выполнили заказное убийство за 80К. Стоимость, которую вы озвучили, это ваша последняя цена?

Redandwhite, 31 марта 2013, 11:16
Жаль, но за такие деньги мы ничего не делаем. Самый дешевый вариант — 150, и то это слишком большая уступка.

В интересах «будущих деловых взаимоотношений», «Ангелы ада» согласились на 150 тысяч долларов или 1655 биткоинов. «Удачи и будьте осторожны», — попрощался с ними УПР. Они отчитались на следующий день.

Redandwhite, 1 апреля 2013, 22:06
Ваша проблема решена… Не волнуйтесь, больше он никого не будет шантажировать. Никогда.

Ужасный пират Робертс, 2 апреля 2013, 00:55
Отличная работа.

Тарбелл никогда раньше не сталкивался с таким. У него были точные дата и время целого криминального заговора. Redandwhite доложил, что у шантажиста оказался сообщник с ником Tony76, известный мошенник. УПР не стал медлить и добавил его в счет. Но Tony76 снимал жилье вместе с другими людьми, которые тоже были замешаны. Может быть. Наверное. Ничего, сказал УПР, давайте их тоже, а затем отправьте фотографию, что работа сделана. УПР и Redandwhite обсуждали как решение технических проблем аккаунта «Ангелов ада»(«отправьте скриншот настроек»), так и цену и планы следующих казней («без оптовых скидок»).

Ужасный пират Робертс, 8 апреля 2013, 18:50
Вам нужен порт 9150, а не 9151… Хмм… Отправил вам 500К в биткоинах.

Redandwhite, 15 апреля 2013, 10:11
Проблема решена.

Тарбел читал чаты в обратном порядке и было странно перематывать жизнь УПР назад, от активного палача до идеалиста, озабоченного счастьем человека. Какая-то либертарианская утопия, подумал Тарбелл, но не особо удивился этому, поскольку знал, что все системы подвержены разрушению. Как и сам интернет, который начинался как прекрасная и свободная страна, пока люди не стали извлекать из нее выгоду. Вот почему, подумал он, интернету нужен шериф.

На диаграмму Тарбелла был нанесен IP-адрес с именем Frosty, найденным в исландском диске. Они не знали, что это значит, пока Юм и Кирнан не соотнесли это с другими уликами. Оказалось, что сервера «Шелкового пути» использовали логин-систему, которая создавала один доверенный компьютер для всех других машин, чьи ключи шифрования заканчивались на frosty@frosty. Это означало, что все компьютеры сообщались с одним, за клавиатурой которого сидел Ужасный пират Робертс.

По мере ускорения расследования, Тарбелл и его команда стали работать без выходных, задерживаясь до поздних летних сумерек. Тарбеллу нравилось это чувство, когда в 5 вечера кондиционеры автоматически отключались, здание пустело и становилось тихо, тогда он осознавал, что все это время кричал, а теперь мог сосредоточиться и подумать. Была середина лета, и в госучреждении кондиционеры на выходные полностью отключались, так что к полудню субботы их рабочее место кипело от жары, а Тарбелл раздевался до трусов. В конце концов, они перенесели свои компьютеры в лабораторию, где оборудование охлаждалось кулерами и шумел эрзац-сервер «Шелкового пути», храня свой последний секрет.

Глен-парк

Росс и Алекс подружились. Иногда вечерами они вместе смотрели «Царя горы», мультфильм о техасской семье, который напоминал Россу о доме. Алекс даже встретился с этой семьей, когда однажды они приехали на уик-энд. Родители Росса оказались приятными людьми, вырастившими достойного сына. При переезде Росс купил себе несколько вещей для комфорта: лампу, белый кожаный диванчик с гаражной распродажи и компьютерный стол для своего ноутбука. Однако, в онлайне его окружало меньше комфорта.

На другом конце страны агент Форс надеялся сыграть на паранойе УПР. Ноб рассказал ему о «Кевине», своем человеке, участвующем в расследовании дела «Шелкового пути». Ноб объяснил, что как у всех приличных членов наркокартеля, у него был «свой парень», инсайдер в Министерстве юстиции. Конечно же, под Кевином Форс имел в виду самого себя и для УПР у него имелось много ценной информации. Форс сообщил своему начальству, что его игра в «информатора» сделает Ноба более всеведущим, а значит тем, кому стоит доверять. Ссылаясь на Кевина, Ноб пичкал УПР предупреждениями об аресте пользователей и поставщиков «Шелкового пути». Ситуация становилась рисковой, говорил Ноб. Он понукал УПР создать «30-секундный план эвакуации, предлагая ему различные сценарии.

Ужасный пират Робертс: Можешь мне объяснить, почему ты выбрал этот маршрут?

Ноб: У Алжира нет экстрадиции с США. К тому же, не стоит брать авиабилет из США.

На самом деле Росс уже предпринял некоторые подготовительные шаги. Он летал в Доминику, маленькое островное государство в Карибском море, где начал процесс оформления гражданства для инвестора. Также он пытался найти преемников на случай экстренного вылета. УПР создал специальный форум под названием «Чат для сотрудников», куда вошла элита его администрации, включая Batman73, Иниго и новичка Cirrus. УПР сообщил им, что давление на него растет и ему понадобится время на отдых. Даже посреди хаоса, объявшего «Шелковый путь», УПР стал брать отгульные дни, оставляя руководство своим админам. Росс провел уикенд со своей давней любовью Джулией, свободолюбивой и чувственной девушкой-фотографом, с которой он познакомился когда увлекся барабанами в университете.

Расцвет и упадок Шелкового пути
Иллюстрации Tomer Hanuka / WIRED

Она прилетела к нему из Остина и, казалось, что старые добрые времена вернулись. Росс все так же скромно жил в доме у Глен-парк, носил выцветший красный свитер, но выглядел гораздо более счастливым. Они много занимались сексом, гуляли по городу, ходили танцевать, а однажды забрались на скалы с видом на залив. Вдалеке из тумана поднимался мост Золотые ворота, отражая солнечные блики. Джулия игриво обернулась и решила раздеться. Она сняла свое желтое платье, а Росс фотографировал ее. Посреди импровизированной эротической фотосессии их застукали прохожие туристы, и парочка сбежала, хихикая по пути.

Росс стал проводить больше времени со своими соседями по дому. Однажды он сходил с одной соседкой в парк неподалеку, где посреди зелени заметил застрявший синий обрывок пластика. Убежденный блюститель чистоты природы, Росс полез доставать его, а уже дома обнаружил, что попал в кусты ядовитого сумаха. Сыпь распространилась по всему телу и держалась несколько дней, пока он, ярко-красный, валялся на белом диване.

Ошибка

Жернова правосудия двигаются медленно, зато перемалывают без остатка. Когда Росс в 2011 году написал в своем дневнике, что «Шелковый путь» попал в поле зрения Сената США, он знал, что разбудил «величайшую властную организацию на планете». Два года спустя Крис Тарбелл лежал у себя в спальне и из-за шума детей не мог расслышать имя, пока не увеличил громкость: «Росс Ульбрихт».

Это была конференц-связь, на другом конце провода был назначенный по делу прокурор США и агент отдела расследований министерства внутренней безопасности по имени Джаред Тер-Егиаян. Тер-Егиаян работал на таможне международного аэропорта О’Хара, Чикаго, где находил наркотики в небольших посылках из-за рубежа, тщательно упакованных, с чековым листком и обратным адресом StudyAbroad.com. Вскоре агент обнаружил, что след ведет к продавцу на сайте «Шелковый путь».

Тер-Егиаян изучил сайт и вышел на админа под ником Cirrus, уговорил ее сотрудничать и передать ему свой аккаунт. Так что теперь Cirrus спокойно поднимался по иерархии администраторов сайта будучи инсайдером правоохранительных органов. После этого Тарбелл пригласил Тер-Егиаяна присоединиться к его команде «К2».

Еще одним новичком в «К2» стал агент из Налоговой службы Гэри Элфорд, который случайно заглянул в лабораторию по другому делу и увидел таблицу Тарбелла. «Интересно, — сказал Элфорд. — У меня есть один след в Сан-Франциско. Поищу его».

Позже он рассказал всем о своей находке. За несколько месяцев до этого Элфорд предположил, что тот, кто стоит за «Шелковым путем», мог вначале пытаться подогреть интерес к нему у сочувствующей аудитории на других сайтах. Он поискал ближе к дате примерного появления «Шелкового пути» и нашел упоминание на форуме Shroomery.org 27 января 2011, где некто по имени Altoid восхвалял «новый онлайн-сервис для анонимной покупки и продажи любого товара».

Поиск ника Altoid привел к вопросу о программировании баз данных, появившемуся на Stack Overflow 16 марта 2013 года. Altoid спрашивал: «Как мне подключить Тор с использованием curl в php?». E-mail вопрошавшего был rossulbricht@gmail.com. А затем Altoid сменил ник на Frosty.

Агент налоговой службы не знал, что все это значит, на том все и закончилось. Эта информация лежала мертвым грузом в досье по делу, пока слепая удача не привела Элфорда в лабораторию Тарбелла, где на стене висела диаграмма, в центре которой было написано «Frosty». Тер-Егиаян прогнал имя Росса Ульбрихта по федеральной базе данных и нашел отчет министерства внутренней безопасности о поддельных документах. Быстрый поиск адреса выдал, что Росс жил в половине квартала от кафе «Луна», Сан-Франциско, где был последний логин администратора на VPN «Шелкового пути».

Тарбелл был в экстазе. Наконец-то был найден последний кусочек мозаики, головоломка сложилась. Было даже смешно, что все подсказки лежали на поверхности, а лучшим инструментом в расследовании стал поиск Google. Было очевидно, что Росс не ожидал бешеного успеха «Шелкового пути» и с самого начала был неосторожен. В эпоху информационной доступности достаточно проявить неосторожность всего один раз.

Быстрый обзор присутствия Росса Ульбрихта в социальных сетях выявил невероятное сходство его цифрового портрета с Ужасным пиратом Робертсом. Его профиль в LinkedIn был полон той же либертарианской риторики, на YouTube он лайкал видео Института фон Мизеса, на Google+ он спрашивал: «Ни у кого нет знакомых в UPS, FedEx или DHL?». А в лаборатории Кирнан нашел кусок кода с сервера «Шелкового пути», совпадавшего с тем, что Росс постил на Stack Overflow.

«Мы нашли парня», — сообщил Тарбелл своему руководству на следующий день.

Они отправили запрос команде наблюдения, чтобы те послали двух агентов в Сан-Франциско приглядеть за Россом. Они следили за ним, за его домом, что он снимал вместе с Алексом, видели как он работает допоздна за защищенном беспроводном соединении. Иногда он выходил со своим ноутбуком на улицу и, как половина Сан-Франциско, садился за столик в кафе.

Доступ к его электронной почте потребовал бы выдачу ордера в суде, так что они решили использовать физическое наблюдение и проверить, смогут ли они соотнести время, что Росс проводил в интернете, с активностью УПР на «Шелковом пути». Время совпадало, УПР и Росс выходили онлайн одновременно. Каждый раз, когда Росс включал компьютер, УПР входил на сайт. Когда он закрывал ноутбук, УПР выходил. Эта модель поведения сохранялась неделями, в кафе, дома, утром или вечером, Росс и УПР шли в ногу. Когда УПР написал, что проведет день на улице, группа наблюдения видела, как он уходит в парк вместе с соседкой, сидит с ней, а затем прыгает в куст сумаха за синим пластиковым ошметком.

Тарбелл начал планирование. Это должна быть сложная операция, с незаметным захватом биткоинов, перехватом управления сайтом и отправкой агентов ФБР зарубеж — к серверу в Исландии и во Франции. Тарбелл беспокоился, что они могут нечаянно выдать себя. Он даже гадал, почему Росс до сих пор не всполошился. Тер-Егианян под ником Cirrus, был вхож в круг приближенных к УПР и знал, что тот испытывает колоссальное давление. Тарбелл думал, что Росс был достаточно умен, чтобы вовремя свалить. Агент Форс, он же Ноб, активно поощрял УПР на бегство. Его финальным аккордом должна была стать встреча с УПР в аэропорту, с целью обеспечения безопасного прохода, и препровождение его в руки правосудия. Чтобы усилить желание сбежать, Ноб указал, что если УПР будет пойман, то в тюрьме будет небезопасно:

Ноб: Ты напоминаешь мне одного родственника. Но хочу предупредить, что я уже терял людей, которых посадили в тюрьму. Убивают там очень легко и задешево.

Но Росс никуда не собирался. Его высокомерие, основанное на уверенности в Тор и своем интеллекте, лишь росло. Он думал, что недосягаем. Даже когда вокруг загорелись все предупреждающие знаки, когда к нему домой приходили федералы, Росс говорил своим новобранцам, что их никогда не поймают. «На самом деле, единственный способ доказать что-то, это если они застукают, как ты логинишься и работаешь», сказал он.

Вечером 28 сентября группа наблюдения ФБР видела, как Росс закончил работать, закрыл ноутбук, вышел из дома вместе с соседями и отправился на пляж.

1024x1024

Оставайся на позитиве

Эта сцена походила на фото из красочной брошюры о жизни в Сан-Франциско: группа молодых людей сидит у костра на пляже Оушен-бич, под ярким полумесяцем, и слушает как их друг Росс играет на африканском джембе. Был первый выходной бабьего лета, этой замечательной поры, когда все в Сан-Франциско выходят на улицу и сидят на песке, слушая как темные волны накатывают на берег. Алекс открыл шампанское, Росс пил мексиканское пиво и подыгрывал на барабане парню, исполнявшему на гитаре песню «Wonderwall».

Ближе к полуночи вечеринку прервали три копа, велевших им потушить костер. Никаких костров после 23 часов, сказали они. Группа вернулась к себе домой в Глен-парк, попивая напитки на балконе. Росс взял на руки соседскую собачку и начал убаюкивать ее как дитя. Он был пьян и улыбался — впервые в жизни Алекс видел его пьяным.

«Давай зайдем в дом и сыграем», — предложил Алекс. И они сыграли, Алекс на пианино, Росс вновь на своем джембе, а другие им подпевали. В конце концов все разбрелись по комнатам, а Росс сказал: «Ха, не попадаю в такт».

В интернете его руководство сайтом также шло невпопад, он записал это в дневнике. Правосудие пыталось проникнуть на его форумы, крупные поставщики попадали под арест, его деньги утекали, начиная с ареста 2 миллионов долларов на бирже Mt. Go и заканчивая тем, что Redandwhite выманил у него 500 тысяч долларов и скрылся. Даже его друг Ноб постоянно угрожал тем, как легко его убьют в тюрьме.

УПР заговорил с Libertas, одним из надежных администраторов, о том, что передаст ему управление «Шелковым путем» в экстренном случае, но так и не дал ему доступа. В отчаянной попытке спасти положение, УПР поделился своими сомнениями с Cirrus, который тем временем вел собрание с крупной группой ФБР относительно грядущего ареста Росса Ульбрихта.

Даже если Росс и подозревал, что узел вокруг его шеи затягивается, он не подавал вида. В дни после посиделок на Оушен-бич он работал за столом, звонил Джулии в Остин, говорил, что приедет к ней в ноябре. В ответ она отправила ему фото себя голой и танцующей. В тот понедельник Росс написал в своем дневнике: «Понял, что нужно хорошо питаться, много спать и медитировать, чтобы оставаться на позитиве и быть продуктивным».

Творец

Тарбелл встретился с Кирнаном и Тер-Егиаяном за завтраком в полупустой столовой отеля «Мариотт» возле аэропорта Сан-Франциско во вторник, 1 октября 2013 года. Тарбелл прибыл в Сан-Франциско двумя днями ранее и еще как следует не выспался. Он и его команда были все на взводе, ожидая подходящего момента, который все никак не наступал.

Была здесь и бюрократическая подоплека. Хотя «Шелковый путь» был делом Тарбелла, он и его отряд «К2» были здесь всего лишь гостями сан-францискского отдела ФБР. Местный глава ФБР, под чье руководство они прибыли, хотел в эффектном рейде обрушиться на дом Росса, но Тарбеллу не нравилась эта идея. Он боялся повторить свою ошибку, когда вел свое первое дело по киберпреступности — во время ареста «хактивиста» Джереми Хаммонда отряд SWAT ворвался к нему в квартиру, разбрасывая повсюду светошумовые гранаты. Услышав это, Хаммонд закрыл крышку ноутбука, навсегда зашифровав его содержимое.

FBI_SWAT_team_Watervliet_Arsenal

В этом деле нужен не спецназ, а деликатность, подумал Тарбелл. Чтобы должным образом наказать киберпреступника, требуется очевидная улика, а она заключена в ноутбуке Росса. Тарбелл хотел поймать Росса в самом разгаре действия, «с руками на клавиатуре» как говорят у них в отделе. Тарбелл прочитал в чатах УПР о том, как безопасна система, как ее можно стереть одним нажатием клавиши. Здесь не было места для ошибки, им нужен эффект неожиданности.

И все же, основной стратегией оставался штурм. «Спасибо за участие, — сказал ему местный начальник ФБР, — а теперь приступим к нашему плану». Каждый этаж дома штурмовала бы отдельная команда SWAT, они бы «быстро вошли» в дом на рассвете. Они не обещают, но попытаются поймать Росса, когда тот будет онлайн.

«Это самые быстрые отряды спецназа», — сказал начальник.

«Всё это неважно, — парировал Тарбелл. — Никто не может быть достаточно быстр для этого».

Арест уже был запланирован, но Тарбелл просил отсрочки, он надеялся поймать Росса в одном из его излюбленных кафе. Однажды они уже видели его там, но агенты были не «на позиции». Тарбеллу дали день отсрочки.

«Вы использовали все свои привилегии, — сказал ему местный шеф. — Больше никаких уступок».

Атака спецназа была назначена на 5 утра в четверг. Все силы — десятки агентов — были стянуты для финального инструктажа в отделение ФБР в часе езды от Сан-Хосе.

——

Тарбелл не приехал в Сан-Хосе. Он и Тер-Егиаян зашли в здание федерального суда Сан-Франциско, чтобы внести кое-какие поправки в ордер на обыск дома Росса. Кирнан и еще один офицер также оставались в Сан-Франциско — они все еще дежурили в Глен-парк, молясь, чтобы Росс вышел из дома с ноутбуком в руках.

Тарбелл решил встретиться со своей командой у Bello Coffee & Tea, местечке, куда часто наведывался Росс. Было 13 часов дня. Тер-Егиаян сидел на скамейке у кафе с ноутбуком. Зайдя на сайт как Cirrus, он увидел, что УПР тоже онлайн. Агенты наблюдения у дома также подтвердили, что он не выходил. Тарбелл беспокоился, что он и вся его команда, столпившаяся у ноутбука, явно выглядели как копы. Так что группа рассредоточилась и попыталась вести себя как обычные прохожие. Тер-Егиаян заметил, что батарейка на его ноутбуке начинает садиться, поэтому он зашел в Bello, но все места были заняты, свободных розеток не было.

Где-то на другой стороне Атлантического океана Юм с исландскими властями стоял наготове у Центра Thor, чтобы арестовать сервера «Шелкового пути», а группа во Франции ждала команды захватить сервер редиректа. Тарбелл был полностью погружен в свой смартфон, мониторя бесконечные сообщения от групп и пытаясь спланировать операцию.

В 14:45 Тер-Егиаян увидел, что УПР разлогинился. Пару минут спустя наблюдение доложило: Росс покидает дом. Он одет в джинсы, красный свитер и направляется на восток вместе со своим ноутбуком.

«Господи! — подумал Тарбелл. — Он идет». «К2» вновь рассредоточились, на этот раз в панике, разбегаясь во все стороны в поисках укрытия. Тарбелл отошел от Тер-Егиаяна, сидевшего за компьютером, и направился навстречу Россу. Он ощущал прилив адреналина. Он как раз перечитывал описание подозреваемого, когда поднял голову и увидел Росса, шагавшего прямо на него. Время, казалось, замедлилось — сейчас он столкнется лицом к лицу с тем, кого преследовал все эти долгие месяцы, с мистической интернет-загадкой, очутившейся прямо здесь, на Даймонд Стрит. Внезапно он заволновался, что тот его узнает. Попытался вести себя обычно, но, черт возьми, он выглядел как натуральный коп. Росс прошел мимо него и зашел в кафе.

Тер-Егиаян, сидевший на скамейке напротив, видел, как Росс скользнул в Bello. Но их надежды на то, что он сядет там, зайдет на «Шелковый путь», а они схватят его с поличным, не оправдались. Росс быстро вышел. Все из-за того, что там нет мест и розеток, подумал Тер-Егиаян, глядя на свой ноутбук, где оставалось всего 22%. Пугающий показатель, поскольку ему надо быть онлайн, чтобы подтвердить присутствие УПР на сайте. Росс вошел в соседнее здание библиотеки.

Тарбелл отправил е-мейл о том, что Росс Ульбрихт здесь. Это сообщение мигом облетело всю команду захвата, всех спецназовцев, готовившихся к атаке, когда они вдруг узнали, что какой-то  маленький отряд приезжих чужаков отклонился от курса и прижал их цель в библиотеке.

«Он у нас, — сказал Тарбелл своему начальству, когда они позвонили из Нью-Йорка. — Я перезвоню через 10 минут». Тарбелл знал, что там, в Сан-Хосе, все пришло в движение. Пятьдесят федеральных агентов, вооруженных до зубов, сейчас мчались по шоссе 101. Вскоре вся эта кавалерия подоспеет и Тарбелл хотел, чтобы Росса взяли до того, как они услышат сирены.

На умирающем ноутбуке Тер-Егиаяна они видели, как Росс вошел на сайт как УПР, посмотрел продажи, затем форум, а потом вошел в чат админов, где его уже приветствовал Cirrus.

Кирнан и еще один агент уже были в библиотеке, когда туда вошел Росс. Он прошел мимо них, мимо полок с периодикой, мимо стойки библиотекаря, мимо романтических новелл и устроился за круглым столиком возле раздела научной фантастики на втором этаже. Агент оценил обстановку и пришел к выводу, что незаметных подходов к Россу нет: он сидел в углу рядом с окном, спиной к стене. Кирнан должен был заполучить ноутбук Росса и задача казалась нетривиальной. «Твоя единственная цель — ноутбук. Достань ноутбук. Ты здесь только для этого. Достань этот чертов ноутбук и смотри, чтобы он был включен», — повторял ему Тарбелл.

——

Тарбелл и Тер-Егиаян также вошли в библиотеку, заняв позицию у лестницы. Тер-Егиаяна беспокоило состояние заряда своего ноутбука, но он продолжал разговаривать с УПР, чтобы видеть, что он все еще в администраторской панели. Тарбелл пытался заглянуть, что происходит наверху лестницы, но без особого успеха. Где-то там был еще один агент, но Тарбелл не знал, где именно. Все переписывались со смартфонов, пытаясь скоординировать свои действия, но операция застала их врасплох. Шли минуты. Тер-Егиаян и УПР все еще чатились, а батарейка садилась все больше. Тарбелл получил сообщение от агентов наблюдения, что они тоже здесь, но он не знал, как они выглядят (таковы порядки: никто не должен знать, кто работает в полевом наблюдении).

За несколько миль отсюда к ним неслась армада SWAT со всеми начальниками, так что технически из присутствовавших здесь людей единственным начальником был он, Тарбелл. Так что он набрал побольше воздуха и написал: «Пусть даже парень сбежит, но не дайте ему закрыть этот ноутбук». Тарбелл не знал этого, но агенты наблюдения уже что-то придумали. Не имея ни малейшего понятия, что может случиться дальше, он написал: «Давайте».

То, что произошло потом, походило на театральную импровизацию. В 15:14 УПР что-то печатал в чате для Cirrus, когда женщина и мужчина средних лет, бесцельно шатавшиеся по библиотеке, как обычно делают большинство ее посетителей, поравнялись с Россом. «Пошел ты!» — вдруг вскрикнула женщина, оказавшись рядом с креслом УПР. Мужчина схватил женщину за воротник и занес руку.

Расцвет и упадок Шелкового пути. Упадок
Иллюстрации Tomer Hanuka / WIRED

Росс на мгновение обернулся в их сторону и этого было достаточно, чтобы к его ноутбуку потянулась рука и схватила его. Невысокая азиатка, сидевшая напротив Росса все это время, ко всеобщему удивлению, также оказалась агентом ФБР. Росс был на волосок от того, чтобы отобрать его, но она повернулась, как нападающий в американском футболе, и пасанула ноутбук Кирнану, который вдруг появился из ниоткуда. Все вместо заняло не больше 10 секунд. Наблюдавший за всем издалека Тарбелл был поражен элегантной хореографией того, что больше напоминало не полицейскую операцию, а хорошо слаженный джазовый квартет.

Пока на Росса надевали наручники, Кирнан незамедлительно углубился в его ноутбук. Он был открыт и там было все. ID компьютера был Frosty. Росс был залогинен в «Шелковом пути» как администратор, его аккаунт назывался «Творец».

Кирнан также увидел, что Росс скачивал какой-то торрент. Оказалось, что он загружал вышедшее вчера интервью с Винсом Гиллиганом, создателем сериала «Во все тяжкие». На днях сериал закончился и Гиллиган рассказывал о его центральной теме, о том, что обычные люди способны на ужасные вещи. Уолтеру Уайту понадобилось два года, чтобы превратиться из добродушного учителя в лжеца, убийцу и владельца наркоимперии. Если бы Росса сейчас не арестовали, он был увидел, что Гиллиган говорит, что, да, Уолтер был обречен с самого начала. И это знали все, кроме него самого.

Тарбелл обыскал Росса, препроводил в полицейскую машину и зачитал ему права. У Росса лишь слегка дрогнули губы, когда попросил продемонстрировать обвинение. Тарбелл вручил ему ордер на арест Росса Ульбрихта, также известного как Ужасный пират Робертс, он же УПР.

В это время подъехали все остальные, огромные черные джипы и бронированные автомобили SWAT, все в огнях. Все заполонили люди в униформе. И хотя импровизация Тарбелла привела к успеху, местное отделение ФБР негодовало, что Тарбелл отступил от протокола. Он и его команда, которых в Нью-Йорке все называли не иначе как «задротами», даже почувствовали странное удовлетворение, оттого, что толпа парней в бронежилетах и автоматах обозвала их «сраными ковбоями». Тарбелл принял это за комплимент, а затем направил Росса в тюрьму.

Тем временем, Юм в Исландии остановил сообщение «Шелкового пути» с Центром данных Thor и со всем миром, а затем переправил биткоины на счет ФБР. Вуаля, все твои монетки теперь наши.

Во Франции на такой случай была заготовлена западня: если сервер перезапустить, то он был запрограммирован на удаление, самоуничтожение. Но, к счастью, ловушку раскрыли. И с тех пор каждый, кто заходил на «Шелковый путь», видел такую надпись: «ЭТОТ САЙТ ЗАХВАЧЕН ФЕДЕРАЛЬНЫМ БЮРО РАССЛЕДОВАНИЙ». Спустя несколько минут Reddit взорвался от сообщений в стиле WTF, какого черта происходит. «Это что, шутка?» — спрашивал кто-то.

Сперва Минюст хотел устроить большую пресс-конференцию с Генеральным прокурором, чтобы сделать сильное заявление о том, что государство способно справляться с киберпреступностью. Но именно тогда случился скандал с рядом сенаторов, и Вашингтон отказался от всего, никакой пресс-конференции, никакого генпрокурора.

В автомобиле Тарбелл и Росс оказались вместе на заднем сидении. Тарбелл так много читал о нем, что это было похоже на встречу друзей по переписке. Тарбелл говорил о многих деталях из жизни Росса, тот охотно отвечал ему, но вел себя уклончиво. Он выглядел расслабленным, как будто он чувствовал облегчение. Не оттого, что пойман, а оттого, что он может, наконец, не скрываться. Перед Тарбеллом он мог быть Россом и УПР одновременно. Он ни в чем не сознался, но, после небольшой паузы, сказал: «Не думаю, что 20 миллионов долларов помогут мне выбраться отсюда, так?».

«Нет», — ответил Тарбелл. И не смог устоять перед соблазном съязвить: «Даже если бы это было возможно, что насчет этого парня? — он указал на водителя, еще одного агента ФБР. — О нем ведь тоже надо позаботиться. Тебе хватит денег?»

Росс уставился в окно, по мере того, как машина приближалась к тюрьме.

——

На ноутбуке Росса Кирнан нашел целую гору улик: список всех серверов «Шелкового пути», подложные имена, на которые Росс их купил, 144 тысячи биткоинов (более, чем достаточно для взятки в 20 млн долларов), таблицы с бухгалтерией «Шелкового пути», суммы на приобретение всего оборудования, включая этот самый ноутбук, и, наконец, дневники Росса, с описанием его надежд, страхов и слабостей, которые он испытывал, управляя своей криминальной организацией.

Кирнан также нашел файл с названием emergency .txt, описывавший процедуру на случай ЧП:

Уничтожить жесткий диск
Спрятать карты памяти
Сесть в последний вагон поезда
Найти себе жилье на Сraigslist за наличку
Создать новую личность (имя, история)

Дома у Росса агенты нашли USB-флешку с программной частью «Шелкового пути», но больше ничего особенного. Когда Алекс и другие соседи пришли домой, то нашли на столе ордер на обыск.

Алекс навестил Росса в тюрьме. Он думал, что тот будет потрясен, но Росс вел себя как всегда. Вскоре его переведут в Нью-Йорк, чтобы предъявить обвинение по семи статьям. Алексу было трудно поверить, что его сосед, его друг был тем парнем, описанным в ордере. Он думал, что Росс невиновен даже в том, чтобы наступить кому-то на ногу, не говоря уже о заказных убийствах. Ведь он же всегда был таким классным парнем.

Росс Ульбрихт
Рисунок Vicki Behringer / AP

Всем встать

Спустя несколько месяцев в федеральном суде Нью-Йорка Росс заявил о своей невиновности. Как и Алекс, семья и друзья Росса не верили предъявленным обвинениям. Сперва они были шокированы, а затем разгневаны. Все они говорили одно и тоже: Росс был таким хорошим человеком. Здесь, должно быть, какая-то ошибка. Адвокат Росса Джошуа Дрател, опытный, известный адвокат, бравшийся за сложные дела, говорил то же самое. Его просьба о выдаче под залог содержала коллекцию свидетельств о Россе: «пример для подражания», «всегда сдерживал обещания», «бесстрашно пытался сделать этот мир лучше для всех». Но судья, ссылаясь на высокий риск побега, отказал выпустить его под залог.

В интернете Росс стал знаменитостью. Сообщества либертарианцев и интернет-анонимов стали считать своего лидера мучеником. Обвинения преувеличены, считали они, за то, что Росс имел смелость бросить вызов государству. Обсуждения на Reddit были полны возмущения, там подробно разбирались примеры того, что сообщество считало злоупотреблением полномочиями, подбросом улик и подставой. Возник сайт в поддержку освобождения Росса: Freeross.org.

Росс с адвокатом подготовили защиту, основывающуюся на утверждении «Это не я». Они сделали ставку на неточность, на зыбкость онлайн-личности. Ужасный пират Робертс — всего лишь набор пикселей, говорили они. Все знали, что их было много, этих пиратов, так говорили все в «Шелковом пути».

Это была перспективная идея. Месяцы, предшествовавшие суду, защита спекулировала на самой возможности идентификации, настаивая, что «Шелковый путь» был сплошной загадкой. В конце концов, всем нравится тайна «кто же это сделал». Дело стало похоже на театр мистерии, где за каждой строчкой кода нависал вопросительный знак.

боббитомпсон

А затем начался суд. И вся теория заговора сломалась под давлением точных, четких, поразительных улик. Зал заседаний полнился членами семьи Росса, сочувствущими, журналистами, пришедшими осветить крупнейшее дело о киберпреступности в федеральном суде посреди Манхэттена. Вооруженные сотнями вещдоков, прокуроры представили детализированный разбор дела. Они показали дневники. Тер-Егиаян рассказал, как они поймали УПР, залогиненным в статусе «Творца». Они зачитали чаты УПР, хранившиеся на компьютере. А снаружи стояли протестующие с плакатами «Свободу Россу».

Россу не предъявили обвинений в убийствах. Дело, касающееся Кертиса Грина, будет рассматриваться отдельно. Дело о пяти других убийствах, после дальнейшего расследования, показало, что все это было продуманной схемой шантажа и развода, на которую попался Росс и заплатил за нее кучу денег. Но во всех случаях, подчеркнула сторона обвинения, Росс верил, что обрекает людей на смерть, и даже требовал доказать факт смерти фотографиями. Для больше драматического эффекта прокуроры зачитывали отрывки из бесед Росса, где его слова звучали как речь бессердечного мафиози.

Суд занял 13 дней, меньше, чем ожидалось. Наблюдатели были поражены объемом и детализацией улик, что является большой редкостью. В конце адвокат Росса заявил, что его арестовали, спутав с другим человеком. Сам Росс, как и большинство подзащитных, не стал делать заявлений. Дрател признал, что Росс действительно основал «Шелковый путь», а затем продал его неизвестному человеку. Адвокат также сообщил, что этот неизвестный затем использовал Росса в качестве подставного лица, когда понял, что ФБР рядом. Чтобы оправдать гигантские суммы в биткоинах, Дрател пояснил, что Росс был просто хорошим трейдером. Тогда Юм объяснил, как Росс получал комиссии за все сделки на «Шелковом пути», будучи Ужасным пиратом Робертсом.

Росс вместе с семьей
Росс вместе с семьей

Семья Росса с удивлением услышала признание о том, что Росс основал «Шелковый путь». Репортеры видели это по лицу его матери. Лин Ульбрихт была приятной женщиной, заботливой матерью, следящей за сыном. Она была активна и публично поддерживала Росса, заявляя, что присяжные отпустят Росса на свободу.

Это было больше, чем материнская любовь. Лин, как и многие, верила Россу. Обвинение сказало, что хороший сын превратился в другого человека. Лин ответила, что эта другая личность, даже если она существует, была спроецирована на ее сына. Росс молчал, храня свою тайну и позволяя другим проецировать на него все свои личности. Для Алекса Росс был клевым соседом, для Джулии — страстным любовником и вдохновением, для своей семьи — Орлиным скаутом, для Форса — ночным собеседником, для Тарбелла — умным парнем, павшим жертвой собственной самоуверенности. А для Южного округа Росс был просто преступником, скрывавшимся под ником «Ужасный пират Робертс».

Росс был всем. Росс был и открытым миру искателем, пытавшимся убрать мусор с дерева. Росс был и исступленным визионером, создавшим и оберегавшим свою империю любой ценой. Одно не исключало другого. Росс и УПР сосуществовали.

Если отвлечься от всех этих заказных убийств, Росс был молодым идеалистом, запрограммировавшим себе место в истории. Он был прав о борьбе с наркотиками: она была полной неудачей. А «Шелковый путь» был естественным ответом на это. Первоначальная идея свободного рынка может понравиться многим. Можно понять, что Росс верил в возможность выбора и счастья. «Наше главное правило — относиться к другим так, как хотел бы, чтобы относились к тебе», писал Росс.

«Шелковый путь» — аллегория того, что сейчас происходит в Силиконовой долине, где самоназначенные революционеры всех мастей верят, что в их власти разорвать традиционные человеческие рамки, включая и свою смертность. «Шелковый путь» — своего рода черное зеркало социальной сети, где история дикого технологического успеха пришла к своему логическому  завершению.

Как продвигается расследование, Форс наблюдал издалека, из Балтимора. Он потерял шанс совершить карьерный рывок, признал, что ФБР выиграли в честной борьбе, и ушел из Управления по борьбе с наркотиками к тому времени, как начался суд. Форс сохранил симпатии к парню, в беседах с которым он провел столько ночей. Как человек прошедший сквозь соблазны второй личности, Форс верил, что все люди грешны. Он соотносил себя с Россом. «Я ничем не отличаюсь от него, — сказал он. — Я мог пойти по тому же пути». Нет идеально добрых или злых людей, все находятся примерно посередине и могут, сами того не осознавая, переходить на ту или другую сторону.

Расцвет и упадок Шелкового пути
Иллюстрации Tomer Hanuka / WIRED

А затем произошел невероятный поворот событий. Форс и еще один агент из Секретной службы, был арестован в марте этого года за серию рэкета и краж на сайте «Шелковый путь». Обвинение на 95 страницах разъясняет, что они украли биткоины и другие валюты, присвоили 50 тысяч долларов, выплаченных УПР за работу «оборотня» Кевина, отмыли как минимум половину из этой суммы (какая-то часть при этом попала в Панаму) и использовали поддельный ордер, когда заморозили его аккаунт. Все это всплыло примерно в то время, когда Форс уволился из УБН. Когда о деле против Форса услышал Тарбелл он сказал: «Все это похоже на то, как если бы в конце «Во все тяжкие» вы вдруг узнали, что Хэнк все это время был замешан».

Теперь вся история с Форсом выглядит в другом свете. Форс оперировал онлайн не только как Ноб, но использовал и другие личности, выманив у УПР путем шантажа минимум 100 тысяч долларов. Как и Росс, Форс полагался на анонимность Тора. Во время операции с Кертисом Грином, Форс сказал Грину, что думал, будто сервера «Шелкового пути» невозможно найти. Но их нашли и там оказались доказательства не только преступлений Росса, но и кражи Форсом и агентом Секретной службы 350 тысяч долларов в биткоинах. Та самая кража, в которой Росс обвинял Кертиса Грина. Именно во время поимки Грина Форс впервые поддался коррупции, а УПР стал настоящим преступником, заказав убийство Грина. Их одновременное моральное падение констатировало факт того, как легко забыть о реальном мире и его последствиях, когда ты живешь онлайн.

После четырех часов переговоров, судьи вернулись в зал и зачитали вердикт: виновен по всем семи обвинениям. Семья Росса была поражена. Человек из группы поддержки встал и крикнул: «Росс — герой!». Росса вывели из здания суда. Снаружи репортеры осаждали Дратела. Он подал апелляцию. Когда новости попали в сеть, все бросились обсуждать личности Росса и Ужасного пирата Робертса, повторяя то, что Дрател сказал в заключительной речи: «Интернет — место полной неразберихи, где всё оказывается не тем, чем кажется».

Росс вернулся в тюрьму, где, как любит объяснять его мать, он учит других заключенных йоге и много читает. Алекс отправил ему распечатку рассказа Эдгара Алана По «Человек толпы». Алекс подумал, что сюжет очень подходит — это история о человеке, который следует по улицам за тем, кого он зовет «прообразом и воплощением тягчайших преступлений». Но затем осознает, что этот человек, по сути, он сам. Однако, он не может этого понять до конца, поскольку «сердце самого закоренелого злодея в мире — книга (…) гнусная (…) и «не позволяет себя прочесть». Спускается ночь, человек оставляет свое преследование и наблюдает за тем, как тень незнакомца растворяется в толпе.

Подпишись на наш канал в TG